Социальные условия формирования успешной карьеры (работа)

Среди причин общей заболеваемости ВПР у новорожденных массой более 1 кг заняли четвертое место после гипоксии и асфиксии, синдрома задержки развития и других состояний перинатального периода, у новорожденных массой тела менее 1 кг ВПР также были на четвертом месте после синдрома дыхательных расстройств (СДР) и других респираторных состояний новорожденных, гипоксии плода и асфиксии новорожденных и других состояний перинатального периода. Среди причин мертворождений и перинатальной смертности врожденная патология у новорожденных массой тела более 1 кг заняла второе место после гипоксии плода и асфиксии новорожденных. Удельный вес ВПР новорожденных массой тела более 1 кг в структуре неонатальной смертности была на втором месте после СДР и других респираторных состояний. Среди причин мертворождений и перинатальной смертности у новорожденных массой менее 1 кг врожденная патология заняла второе место после гипоксии и асфиксии новорожденных, а неонатальная смертность оказалась на третьем месте после СДР и других респираторных состояний, гипоксии плода и асфиксии новорожденных. В период новорожденности подавляющее большинство детей массой более 1 кг с ВПР (2,6%) умерла в первые 6 суток жизни от аномалий развития несовместимых с жизнью и от осложнений, связанных с их хирургической коррекцией. Смертность детей с ВПР массой более 1 кг от 6 до 28 суток была минимальной (0,2%). Причиной ее стали послеоперационные осложнения. Смертность новорожденных с ВПР с массой тела менее 1 кг в первые 6 суток составила 73,1%, от 6 до 28 суток — 6,9%, что было связано с глубокой недоношенностью и тяжестью ВПР.
раскрутка инстаграм алматы
Рис. 2. Удельный вес ВПР в структуре общей заболеваемости, мертворождаемости, неонатальной, перинатальной смертности и летальности. При анализе влияния различных факторов на возникновение ВПР и СЗ плода было установлено, что наибольшее влияние в равной степени имеют факторы профессии (профессиональные вредности) матери (13,780,4%, р <0,01), отца (13,780,4%, р <0,01); вредные факторы, влияющие на организм будущей матери до беременности (13,780,4%, р <0,001); острые заболевания и прием лекарственных препаратов, оказывающих тератогенное влияние во время беременности (13,780,4%, р <0,01). На втором месте по силе воздействия находятся хронические гинекологические заболевания у матери во время беременности (13,420,39%, р <0,01), на третьем - хронические соматические заболевания матери (11,490,36%, р <0,001). Медико-социальные параметры матери (возраст, наследственность), менструальная функция и ее нарушения, отягощенный акушерский анамнез, образ жизни матери (вредные привычки и место жительства - город или сельская местность) влияют на развитие ВВР в меньшей степени (соответственно, 10,20 34%, р <0,001; 3,590,19%, р <0,05; 2,720,17%, р <0,05 и 2,270,15, р <0,01). Наименьшее влияние на возникновение ВПР имеют медико-социальные параметры и образ жизни отца, соответственно, 0,690,08% и 0,480,07%. Результаты проведенных исследований в 221 женщины с ВПР плода (I группа), показали, что средний возраст матерей составил 29,360,47 лет, родителей - 28,20,62 (в контроле, соответственно, 25,90, 39 лет и 24,60,48 лет). Матерей в возрасте 35 лет и старше было 8,60,42% (в контроле - 7,40,49%), родителей в возрасте 40 лет и старше - 4,10,28% (в контроле - 4,90,21% ). Итак, наши данные не подтверждают сообщения ряда авторов (Г. Н. Кривошеина и соавт., 1996), которые отмечают повышение риска возникновения хромосомных аберраций у плода, возраст родителей которого превышает 35 лет. С вредных привычек среди женщин I группы курение имело место в 23,10,45% (в контроле - 5,90,34%; р <0,05), злоупотреблением алкоголем - в 3,20, 27% (в контроле - 0%), жгли и злоупотребляли алкоголем - 0,90,32% (в контроле - 0%). Среди родителей жгло 22,60,53% человек (в контроле - 28,70,62%), алкоголем зловживали - 3,60,35% (в контроле - 3,50,43%), жгли и злоупотребляли алкоголем - 1, 80,57% (в контроле - 1,00,21%). Итак, вредные привычки матерей существенно влияют на развитие ВВР, а вредные привычки родителей не оказывают такого влияния. Профессиональные вредности имели место в 23,90,53% матерей (в контроле - 19,30,45%; р <0,01) и в 19,90,32% родителей (в контроле - 5,40,20%; р <0,01). Таким образом, профессиональные вредности как матери, так и отца негативно влияют на развитие плода. Отягощенная наследственность по линии матери обнаружена в 22,60,74% беременных I группы (в контроле - в 9,90,12%; р <0,01), по линии отца - в 21,30 , 83% мужчин (в контроле - 4,50,23%; р <0,01), по линии обоих родителей - в 9,1% случаев (в контроле - 1,5%). Таким образом, наследственность как у матери, так у отца существенно влияет на частоту развития ВПР. обременений был общий и акушерско-гинекологический анамнез. Аборты имели мес
то более чем у половины (66,10,57%) женщин с аномалиями развития плода (в контроле - в 42,60,84%; р <0,01). В течение этой беременности 42,90,47% женщин I группы страдали заболеваниями внутренних органов (в контроле - 39,60,48%; р <0,01). В 25,30,33% женщин (в контроле - 19,80,59%; р <0,01) выявлены гинекологические заболевания (воспалительные процессы, нарушения менструального цикла, миомы матки). Таким образом, соматическая и гинекологическая патология влияют на частоту развития ВПР. До наступления этой беременности 8,60,72% женщин I группы подверглись воздействию неблагоприятных факторов на организм (в контроле - 1,00,05%; р <0,01). Так, 5% женщин за 1 месяц до наступления беременности проходили флюорографию (в контроле - 0,5%), 1,8% принимали ряд лекарственных препаратов: по поводу ангины (антибиотики группы аминогликозидов), нарушения менструального цикла (прогестерон), шизофрении ( психотропные препараты). В 0,9% пациенток зачатия прошло на фоне алкогольного опьянения, 0,9% контактировавших с вредными химическими веществами за 1 неделю до зачатия. Осложнения во время беременности встретились в 81,40,56% женщин I группы (в контроле - 83,70,64%), причем во всех случаях они были связующими. Из осложнений беременности чаще отмечалась угроза прерывания в разные сроки - 63,3% (в контроле - 40,1%), гестоз - 41,6% (в контроле - 39,6%), анемия - 28,5% (в контроле - в 39,1%), плацентарная недостаточность (ПН) - 9,5% (в контроле - в 10,7%). В 35,3% женщин беременность осложнилась много - и маловодием, что характерно в большинстве случаев для беременных с ВПР плода (в контроле - в 7,0%). Наши исследования подтверждают точку зрения исследователей (Ю. И.Барашнев, 1991; И. П. Минков, 1992; Н. Ю. Чернозубова, 1995; М. Мороз, 1999; C. Stoll, 1998) о том, что в беременных с отягощенным генетическим анамнезом или наличием плода с аномалиями развития беременность нередко протекает с осложнениями. В 28,90,82% женщин I группы в течение этой беременности отмечены различные инфекционные заболевания, в связи с чем им проводилась медикаментозная терапия (в контроле - 3,00,21%; р <0,01). С 172 беременных I группы, которые находились на учете в женской консультации, УЗИ проводилось 103 (59,9%) женщинам. При УЗИ ВПР у плода были выявлены в 59 из 103 беременных (эффективность - 57,3%). Наиболее тяжелыми в диагностике во время УЗИ стали ВВР: лица и шеи, сердца и крупных сосудов, КМС, ЖКТ, МВВР. Изучив исход беременности у женщин, наблюдаемых установили, что в 13,60,47% беременных I группы она была прервана (в контроле - 0%). Показаниями стали ВПР и СЗ плода были диагностированы при УЗ-скрининга. В 1,30,23% женщин произошли самопроизвольные поздние выкидыши (в контроле - 0%). В 85,10,74% женщин беременность была пролонгирована. Срочные роды произошли в 73,30,54% женщин (в контроле - 98,00,87%), преждевременные - в 10,90,46% (в контроле - 1,00,07%), запоздалые - в 0,90 , 06% (в контроле - 1,00,08%).